Как и сейчас, двести лет назад в Орле решали проблемные вопросы строительства мостов, скудости городской казны и финансовых долгов.

«Клятвенное обещание»

235 лет назад, в апреле 1787 года состоялось первое заседание Орловской городской думы и ее исполнительного органа – шестигласной думы. В ее первый состав вошли городской голова, 3 гласных от купеческих гильдий, цеховой голова, 11 гласных от ремесленников и 3 мещанских гласных.

На городскую думу возлагалось заведование всем городским хозяйством. Она решала вопросы городского благоустройства, снабжения продовольствием, народного образования, призрения бедных, развития местной промышленности и торговли, защиты сословных прав граждан и другие. Первым городским головой был избран купец 2-­й гильдии Панкрат Дмитриевич Кочетов.

Городские головы, гласные и все, кто выбирался на городские общественные должности, подписывали «Клятвенное обещание», текст которого практически не менялся до 1917 года. Заседания городской думы по правилам их ведения, принятым в Орле в 1875 году, начинались в 7 часов вечера и заканчивались в 12 часов ночи.

Долговая кабала

Орловская городская дума целых 10 лет вела борьбу с кредиторами городского банка. В 1894 году об этом в «Орловском вестнике» рассказал В. Н. Ильинский, присяжный поверенный, гласный городской думы.

В 1875 году городская дума решила построить в Орле постоянные мосты через Оку и Орлик вместо прежних деревянных. Своих средств в казне на эти цели не было, поэтому решили взять заем в Орловском городском общественном банке — 528 тыс. рублей. Но через несколько лет банк разорился. Конкурсные управляющие банка предъявили городу для взыскания эту сумму плюс проценты — к 1894 году общий долг составил уже более 800 тыс. рублей.

А весь долг банка перед его вкладчиками доходил до 3 млн рублей.

Нужда в деньгах

Когда Орловский городской общественный банк был объявлен несостоятельным, кредиторы узнали, что согласно положению о городских банках, вверенные им вклады обеспечиваются ручательством всего городского общества. То есть посчитали, что отвечать перед ними должны все горожане своим имуществом. Ильинский оспаривает это заблуждение, утверждая, что город Орел не может заплатить из своих общественных средств ни 3 млн рублей, ни даже 800 тысяч. И ссылается на сметы доходов и расходов города за любой год до строительства мостов. «Город никогда не располагал такими средствами, которые позволяли бы ему произвести такие дорогие сооружения как наши мосты, он (город. – Ред.) постоянно нуждался в деньгах, никогда не имел свободных остатков от необходимых расходов», – заключает Ильинский.

Он приводит цифры: в 1875 году, когда затеяли строительство мостов, весь городской доход составлял 97,110 рублей, а на 1 января того же года долг был 61,616 рублей. В 1879 году доходы были 199,571 рубль, а долг дошел «до колоссальной суммы» 399,410 рублей.

При этом расходы на прежние деревянные мосты обходились городу ежегодно в сумму 5­6 тыс. рублей. Но это не значит, что постоянные мосты не нужны. Ильинский приводит в пример один из таких мостов в Петербурге, построенный за вполне приемлемую для казны сумму.

В ходе тяжбы между городом и банком по взысканию задолженности было признано, что городская дума не имела права занимать в банке. При тех средствах, которыми располагал город, такой заем равнялся растрате, за которую должен был отвечать личный состав членов управы и банка, а не городское общество как юридическое лицо.

Банковский крах: последствия

В 1892 году городовое положение, регулировавшее деятельность городских дум в России, было заменено новым. В связи с этим, считает Ильинский, чрезвычайные долги, явившиеся следствием злоупотребления прежнего времени, город не обязан платить. «Такие долги…не могут давить все городское население и мешать дальнейшему улучшению условий городской жизни».

Вина за образование неподъемного долга, по мнению гласного, лежит и на банке. В погоне за вкладчиками он платил высокие проценты. В момент кризиса все они ринулись забирать свои деньги и просто обрушили банк. «Крах городского банка, помимо его кредиторов, едва ли не больше вреда причинил самому городу Орлу: множество старых торговцев разорились окончательно; множество домо­владельцев — тоже; дома и вообще городское недвижимое имущество упало в цене наполовину и более; налоги увеличились, а доходность уменьшилась», – пишет Ильинский. При таком положении дел, считает он, городскому общественному управлению не остается другого выхода, как объявить банку о том, что город не имеет никаких средств на уплату присужденного взыскания. Такое решение, по мнению гласного, «выведет, наконец, город из того положения, в котором он находится уже 10 лет и которое препятствует всякому дальнейшему улучшению городских дел».

Источник: Орловские городские дела. Соч. В. Н. Ильинского, присяжного поверенного, гласного Орловской городской думы и Орловского уездного земства, 1894 г.

Статья опубликована в «Орловской городской газете» № 13 (599) ОТ 8 АПРЕЛЯ 2022 ГОДА


Реклама

Несколько слов

«В чемодане оказалось пустое место, и я кладу в него сено; так и в жизненном нашем чемодане: чем бы его ни набили, лишь бы пустоты не было».
Иван Тургенев «Отцы и дети»

Реклама на cайте 

 

Наши рекламные предложения заслуживают внимания. Подробнее

 

реклама 

Наш канал в Telegram https://t.me/vechor57 

Чем занималась Орловская городская дума 200 лет назад

Как и сейчас, двести лет назад в Орле решали проблемные вопросы строительства мостов, скудости городской казны и финансовых долгов.

 

  

МЫ ВКОНТАКТЕ